Государственная конституция

Из всего этого совсем понятно, что платила за это европейское соглашение Германия – она несла на для себя издержки по умиротворению, как несла в течение 30 лет и военные расходы. На 2-ух важных границах страны укреплялось чужестранное владычество. Эти же чужие державы получали право голоса в верховном совете страны, частью конкретно Государственная конституция, как Швеция, либо косвенно, как Франция, к которой были присоединены части империи, сохранявшие свои германские права, да и без вреда в отношение верховных прав французской короны.

В то же время отдельным областям присваивалось право заключать союзы, при этом на таких свободных критериях, которые могли совсем повредить национальное государственное единство, так Государственная конституция как условие «не направлять таких союзов в ущерб государства» на практике не имело никакого значения. Более того, религиозный вопрос был разрешен не в смысле полной персональной свободы вероисповедания, а только бесспорного равноправия обеих религиозных партий, что давало повсевременно излишний повод к заключению схожих союзов.

Но были и положительные моменты: могущество дома Государственная конституция Габсбургов, пользовавшихся своими императорскими правами в Германии как рычагом для собственных действий было надломлено, и это был шаг к искуплению. Эта династия, в течение 2-ух веков управлявшая многими странами Европы средством только людей ограниченных и пополнявшая недочет тут только связями с испанской ветвью такого же дома, была Государственная конституция решительно не способна сделать муниципальный строй в Германии на новых началах. Единственный путь к возрождению цивилизации и ее политического устройства заключался в том, чтоб какое-то из наисильнейших территориальных владений образовало из себя ядро и к нему примкнули бы, равномерно, другие здоровые члены.

Посреди потока войны, грозившего все затопить, удержался Государственная конституция крепче других Бранденбург, состоявший из 3-х, еще не союзных, внутренне очень разбитых, частей. На его почве пробивались вправду актуальные идеи, шла прогрессивная работа, и многие предугадали уже тогда его завидную будущность. Но прогресс был вероятен тут только на протестантских основах. Будущность принадлежала новенькому учению. Древняя Церковь призывала на Государственная конституция него небо и ад в продолжение 30 лет, но эти проклятия оказались напрасны. Ей удалось только одно: вернуть опять в лоно католицизма габсбургские земли, но это было куплено дорогой ценой – они стали неспособными к какой-нибудь руководящей роли в Германии, как и посреди восточных областей, присоединенных к той же короне.

Принцип религиозной Государственная конституция свободы конкретно после заключения мира не отдал приметных фурроров. Противохристианская система муниципального исповедания, принудительного, подлежащего полицейскому надзору, не была отменена, хотя эта официальная религия и получила право выражаться в виде не одной церковной, да и лютеранской, либо реформатской Церкви. Но косвенно был изготовлен большой шаг вперед: плохо либо Государственная конституция отлично, охотно либо против воли, но правительство начало всюду упразднять авторитет духовных властей. Этого добивалась муниципальная необходимость, расчет, но, вкупе с тем, это было знамение времени, веяние нового духа, неудержимо пролагавшего для себя путь.

Муниципальные и, еще больше тривиальные, экономические мнения выступали на 1-ый план. Их выдвигала ужасная нужда, порожденная Государственная конституция опустошительной войной и заслонявшая собою всякий церковный вопрос. Это выражалось очень ярко в литературе, а фактически прогресс знаменуется идеальнее всего тем фактом, что папа Иннокентий X (1644– 1655 гг.) протестовал против заключенного мира будучи в одиночестве. Этот протест выразился в булле Zelo Domus Die (20 ноября 1648 г.), в какой Государственная конституция содержится целый поток суровых, но суетных слов против последних союзов и соглашений, противозаконных, напрасных, недействительных, гибельных и окаянных, а поэтому как будто жалких и необязательных.

ГЛАВА 2-ая

Франция с 1610 г. Регентство Марии Медичи. Людовик XIII и Ришелье. Регентство царицы Анны. Мазарини и смуты при Фронде. Испания при Филиппе IV

Франция с 1610 г.

Этот Государственная конституция мир, именуемый Вестфальским (по положению 2-ух городов, в каких он был заключен), либо, точнее сказать, те политические условия, которые были определены этим контрактом, был тем значительнее для Германии, что в течение предшествовавших 30 лет Франция пережила свои последние потрясения, а потом в течение недлинного промежутка времени объединилась в национальное незыблемо Государственная конституция стойкое целостное правительство под жесткой монархической властью, составляя резкую противоположность расчлененной, полной розни, Германии.


gosudarstva-vostoka-v-srednie-veka.html
gosudarstvennaya-antiterroristicheskaya-sistema-otchet-soderzhit-s-247-54-ris-17-tabl-50-istochnikov-5-pril.html
gosudarstvennaya-celevaya-programma-habarovskogo-kraya-sodejstvie-ekonomicheskomu-razvitiyu-konkurencii-stranica-4.html