Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава

Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава

1906—1907.

{179}

ГЛАВА I.

Штурм власти, как девиз деятельности первой Думы. — Ответный адресок Сударю и отказ Сударя принять думскую депутацию для вручения адреса. — Постепенное перевоплощение первой Думы в очаг открытой революционной пропаганды. — Телеграммы губернаторов с мест о брожении, вызываемом этой пропагандой. — Солидарная оценка положения правительством. — Защита правительством 3-х главных положений, разрушения которых добивалась Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава 1-ая Дума. — Правительственная декларация. — Моя беседа о ней с Сударем. — Прием, оказанный ей в Думе, и принятие Думой формулы перевода, закрепившей разрыв с правительством. — Выжидательная стратегия Совета Министров. — Мои выступления в экономной комиссии и общем собрании Думы.

Я не пишу истории моего времени и не стану останавливаться тщательно на том Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава, что вышло за маленький период существования первой Гос думы. Все это издавна понятно по самым различным источникам. И тут, как и во всем, что составляет предмет моих записей и мемуаров, я желаю гласить только о том, что касается лично моей деятельности и моего роли в пережитых событиях.

Bce отлично Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава знают о том, как с первого же денька после открытия Думы Товарищем Председателя Муниципального Совета Э. В. Фришем и выбора Президиума с подавляющим единодушием, приготовленным за длительное время вожаками всего оппозиционного движения в лице вошедших в состав Думы, членов кадетской партии и ее закулисных управляющих, в Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава лице центрального комитета партии, которые и были настоящими хозяевами положения до самого денька роспуска Думы, — началась осада правительства, штурм его и рвение смести все, что было сотворено за полгода деятельности правительства Гр. Витте, и вынудить власть {180} принять предложенный партиею новый чисто парламентский муниципальный строй. Все это перебежало уже на Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава странички истории недавнешней нашей разбитой жизни, и мой рассказ не занесет ничего нового и создаст разве только излишний повод обвинить меня в односторонности освещения.

Довольно напомнить только, что уже в первом заседании 27-го апреля, тотчас после практически единогласного избрания Муромцева на должность председателя Думы, Петрункевич произнес речь о необходимости амнистии политическим Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава заключенным. Через один день, 29-го апреля, в речи его об ответном адресе Сударю на Его приветствие, ясно выразилась вся основная тенденция этого ответа, а Заболотный произнес речь о необходимости включить вопрос об отмене смертной экзекуции в ответный адресок, и потом через четыре либо 5 дней после того в 2-ух заседаниях Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава 2-го и 4-го мая разом выявилась вся тенденция Думы относительно того, что принято именовать «штурмом власти», потому что в этих 2-ух заседаниях выразилось все, что 1-ый состав Думы выставил девизом собственной деятельности. Не стану приводить подробного списка всех затронутых вопросов, потому что все это увековечено в протоколах Гос Думы первого Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава созыва и вошло в качестве программки в ответный адресок Сударю.

Напомню только, что здесь же было заявлено и о необходимости незамедлительного увольнения правительства, как не пользующегося доверием народа, и о подмене его правительством, ответственным перед народными представителями, и об упразднении Муниципального Совета и внедрении у нас Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава однопалатной системы, о принудительном отчуждении частновладельческих земель, и о даровании различных свобод, и о коренном преобразовании «на демократических началах», чуждых всякой опеки правительства, земских и городских учреждений, и о преобразовании всей налоговой системы, и об ублажении отдельных национальностей, и о преобразовании народного консульства на началах всеобщего избирательного права и, об Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава амнистии политическим заключенным и т. д.

Составленный на этих основаниях всеподданнейший адресок Сударю, по сути издавна уже сделанный вне стенок Гос Думы, принят был практически единодушно всем составом Думы и таким же большинством, под гром аплодисментов, не допустивших никаких возражений и даже изложения самых усмотрительных замечаний, разрешен вопрос о посылки особенной Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава депутации, которая должна была вручить Сударю {181} этот адресок. Нашлось всего 5 либо 6 членов Думы, с Графом Гейденом во главе, которые желали принять более осторожную форму в испрошении аудиенции, но их глас был заглушен кликами и страстными возражениями, и им не осталось ничего другого, как заявить собственный письменный протест.

На этой Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава почве — форме поднесения адреса Сударю — конфликт с правительством разгорался уже нa другой денек после вотума о посылке депутации.

6-го мая председатель Думы представил Сударю заявление Думы. В тот же денек представления Муромцева передано было Горемыкину, я уже 8-го мая последний уведомил письмом председателя Думы, что депутация принята Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава не будет, и адресок должен быть доставлен Председателю Совета Министров, который и представит его Его Величеству.

С этого денька необходимо считать, что конфликт меж Думою и Правительством и даже самим Сударем принял уже окончательную форму, и каждый последующий денек только углублял и расширял его.

Стоит только припомнить речи Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава, произнесенные в Думе по поводу письма Горемыкина, стоит только перечитать все, что говорилось во все следующие деньки по всякому поводу, и какие проекты законов вносились со всех боков по предметам, намеченным в ответном адресе, какие петиции поступали в Думу со всех концов Рф, и какими рукоплесканиями принимались самые последние Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава из этих проектов, чтоб созидать ясно и без всякого предубеждения, что Дума становилась денек ото денька реальным очагом открытой революционной пропаганды, для прекращения которой у правительства не было никаких легитимных методов, не считая того, который навязывался сам собою с первой же минутки.

Окончательным проявлением этого революционного состояния Думы был исторический Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава денек 13-о мая, когда правительство занесло в Думу свою декларацию. Сей день и то, что ему предшествовало, в особенности памятен мне, и все эти мелкие подробности стоят и на данный момент живо перед моими очами.

Начиная с самых последних чисел апреля месяца, Горемыкин практически через один день собирал у Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава себя на Фонтанке, в доме Министра Внутренних Дел, куда он тотчас же по собственном предназначении переехал с Сергиевской улицы, по вечерам Совет Министров. Я жил в ту пору на казенной даче на Елагином полуострове, Столыпин поселился на Министерской даче на Аптекарском полуострове, чтоб дать возможность Горемыкину {182} занят дом у Цепного Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава моста.

С первых же дней нашего общего предназначения меж мною и Столыпиным установились самые добрые дела, и он поминутно звонил мне по телефону по самым различным поводам, а когда я в виду наступившей горячей в тот год погоды в 1-ые же деньки мая перебрался на дачу, чтоб дать возможность высвободить Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава мою квартиру на Сергиевской, пока будет приведена в жилой вид остававшаяся пустою министерская квартира на Мойке, он нередко просил меня заезжать к нему на Аптекарский полуостров, при возвращении моем из городка. Нередко мы вкупе с ним ездили на его паровом катере и на вечерние собрания Совета Министров Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава к Горемыкину. Необходимо сказать, что основным предметом, как моих бесед с Столыпиным, так и всех наших дискуссий в Совете были доклады Столыпина о телеграммах губернаторов с мест о том воспоминании, которое переживалось в губерниях от речей в Думе. Они все единодушно гласили об одном — о нарастании революционного подъема и об Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава отсутствии методов биться с ним. Были прямые указания на то, что губернаторы не могут ручаться за поддержание порядка и предупреждают о способности самых последних последствий.

Говорилось также и о брожении охватывавшем низшую чиновничью среду, и практически отовсюду доносилось о том, что успокоение, наступившее было после, угнетения Столичного восстания Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава, перебегает. в проявления прямого революционного брожения, которого нельзя убрать никакими мерами, так как власть совсем дискредитирована в очах населения, и общее внимание обращено лишь на Думу, и на местах не знают, какое положение займет правительство в очевидно нарастающем столкновении с новым народным консульством.

Эти практически каждодневные и бессчетные донесения Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава губернаторов, очевидно, тотчас же становились известными Сударю, как из докладов нового Министра Внутренних Дел Столыпина, так и из донесений Горемыкина, который посылал Сударю практически раз в день копии более соответствующих донесений с мест. По другому, очевидно, и не могло быть. Не могло правительство скрывать от Сударя того, что ему было Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава понятно и о чем доносили ему люди полностью уравновешенные и имевшие служебный опыт. Необходимо подразумевать, что эти донесения не только лишь не сгущали красок реальности, но в большинстве случаев, ослабляли их, а было много и таких. случаев, о которых правительство узнавало от губернаторов еще позднее того, что ему приходилось Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава узнавать из других источников, а время от времени и просто из газет.

Так было, {183} к примеру, с известным инцидентом о Белостокском погроме, известие о котором дошла до Думы ранее того, что не так давно назначенный Гродненский губернатор Кистер, не то по незнанию, не то по любым другим основаниям счел себя Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава обязанным сказать о происшедшем Министру Внутренних Дел, узнавшему о нем из заявления, поступившего в Муниципальную Думу. Губернатор выехал даже на место только после того, что Министр предложил ему по телеграфу сделать это, и положение Столыпина в Думе было, естественно, самое противное.

Те же губернаторские донесения составляли совсем Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава безизбежно предмет неизменных дискуссий в Совете Министров. Перед Советом сразу встал во весь рост вопрос о том, что делать.

Вроде бы ни был разнохарактерен состав нового кабинета, в его среде не было, ну и не могло быть ни мельчайшего колера разноречия в ответ на этот вопрос. Перед Советом был Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава выбор только 1-го из 2-ух путей: или ясно встать на путь подчинения требованиям Думы, или сопротивляться им и прямо и решительно узнать точку зрения правительства на заявленные требования. Я должен совсем радиво и точно сказать, что ни Горемыкин, ни Столыпин никогда не гласили о том, какие указания давал Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава им Сударь по поводу чтения губернаторских донесений. Меня лично Сударь в 1-ые деньки деятельности Думы никогда не вызывал к для себя, а очередные мои доклады были в эти деньки очень редки, и я даже не припомню ни 1-го доклада, который бы я имел до денька конкретно предшествовавшего выработки Советом Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава текста правительственной декларации.

Все мы были совсем солидарны в том, что уступка напору Думы просто недопустима, и тут самые убежденные противники нового строя по складу собственных убеждений как Ширинский-Шихматов и Стишинский, также как и поборники идеи полной готовности правительства идти навстречу новым течениям, если только они не находятся в непримиримом Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава несогласии с только-только дарованными Рф основными законами и обеспеченными ими прерогативами Верховной власти, — а в их числе был, пожалуй, на первом месте покойный Столыпин, не говоря, о мне самом, так как я никогда не имел и в идей отступать в чем бы то ни было от изданных Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава новых законов н был полон самой широкой готовности идти навстречу добросовестного выполнения их, — все мы ясно сознавали, что борьба неминуема, и что никто из нас, не нарушая собственного долга {184}перед Сударем и перед страною, не имеет права отступить от тех 3-х главных положений, разрушение которых было поставлено задачею первых Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава думских выступлений.

Я разумею: отмену права принадлежности на землю, в порядке принудительного отчуждения земли, для передачи ее крестьянству; отмену главных законов в смысле перехода власти из рук правительства, ответственного перед Монархом, и подмену его правительством, ответственным перед народным консульством и назначенным из его состава, и захват всей власти управления Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава народным консульством.

По этим главным положениям меж нами не только лишь не было никакого разногласия, но даже они не составляли предмета какого-нибудь спора, или длительного обмана воззрений. Справедливость принуждает меня прямо сказать, что никто из последних представителей так именуемого правого течения не имел надобности подымать собственного голоса в Совете, и Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава никому из поборников более умеренного течения не приходилось убеждать других в собственных взорах, и все мы были непременно солидарны в том, что адресок Думы на имя Сударя, в ответ на произнесенную им тронную речь, непременно неприемлем и должен сопровождаться правительственной декларацией, содержащей в ceбе две начальные Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава мысли: незыблемое охранение вновь установленного порядка, с неприкосновенностью права принадлежности и полную готовность правительства идти навстречу пожеланий народного консульства, в области усовершенствования нашего законодательства и насаждения принципа законности в деле муниципального управления. Совету не пришлось длительно рассуждать над содержанием декларации. Я не могу сказать, кому конкретно принадлежит ее начальный, предварительный рисунок, был Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава ли он лично составлен Горемыкиным, чего я не думаю, либо учавствовал в его составлении кто-нибудь другой, но думаю, что два лица игрались существенную роль в этой работе. А конкретно: по существу — Столыпин, а по редакционной отделке ее — Щегловитов. На мою долю не пришлось тут никакого Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава активного роли.

Мне пришлось только повстречаться с этим вопросом за два, либо за три денька до внесения декларации на рассмотрение Думы, когда Сударь заговорил со мною на моем следующем докладе перед самым деньком 13-го мая.

{185} По окончании моего доклада, во время которого мне пришлось, говоря о делах Денежного Ведомства, сказать Сударю Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава, что зарубежные биржи расценивают плохо начало думской работы, и зарубежная печать встречает выступления Думы с нескрываемым опасением за неминуемые ее последствия, говоря прямо, что они должны усилить революционное движение в стране, а биржа отметила это настроение резким, падением наших фондов и, в особенности, только-только заключенного мною займа, Сударь произнес Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава мне, что Ему не нравится самая мысль правительственной декларации перед Думою, и Он спрашивает себя даже, не следует ли Ему самому ответить Думе на обращенный ею адресок, к примеру в форм конкретного послания к ней как собранию народных представителей, что было бы равносильно воззванию Сударя к Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава собственному народу. Я возражал против этой мысли, доказывая Сударю, что таковой шаг не только лишь не предусмотрен в законе, да и не желателен по существу поэтому, что он сделал бы очень страшный прецедент конкретного конфликта Монарха с народным консульством я сделал бы Его стороною в споре, тогда как Ему принадлежит Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава роль Верховного вершителя столкновения происшедшего с последним у Его правительства, ответственного перед Ним одним.

Для Думы совсем разумеется, что правительство гласит с Его ведома и пополняет Ею волю, но имя Монарха не должно быть замешано в распрях, и всю тяжесть столкновения, котором, по-моему, совсем безизбежно и непредотвратимо, должно принять Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава на, себя только правительство.

Сударь согласился со мною и произнес мне, что Он имел об этом продолжительную беседу с Министром Внутренних Дел, которого Он лицезреет нередко это время, и он все в большей и большей степени нравится Ему ясностью его разума и Ему кажется, что он обладает Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава огромным мужеством и очень ценным другим качеством — полною откровенностью в выражении собственного представления. По Его словам, мировоззрение Столыпина совсем совпадает с моим взором, но, прибавил Он, «не все около меня придерживаются такого же представления и очень настаивают на том, чтоб

Я лично выступил перед Думою». То, что случилось намедни 9-го Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава июля, разъяснило позже смысл этих слов Сударя.

По самой декларации, Сударь произнес мне, что Он с ее текстом совсем согласен, но предпочел бы, чтоб он был еще больше резок и импозантен, но не просит конфигураций, чтоб не дать повода гласить позже, что правительство не соблюло {186} сдержанности в собственном расхождении Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава с народным консульством, хотя для Него разумеется, что этим дело не кончится. «Не будем, вобщем, забегать вперед» — окончил Сударь, отпуская меня, — «бывает, что и самая безвыходная болезнь проходить каким-то чудом, хотя чуть ли в таких делах бывают чудеса. Я все напоминаю, что гласили Вы мне, когда просили Меня, не назначать Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава Вас сейчас Министром Финансов».

Помню я отлично денек 13-го мая, чтение Горемыкиным декларации правительства.

Весь состав правительства явился в Думу и занял свои места. Рядом с Горемыкиным посиживал Барон Фредерикс, позже я, а рядом со мною Столыпин.

Читал декларацию Горемыкин чуть слышно, без всяких подчеркиваний, ровненьким, бесстрастным голосом, но Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава руки его дрожали от волнения. Гробовое молчание аккомпанировало все его чтение, и ни одним звуком не отозвалась Дума на это чтение. Не успел кончить Горемыкин свое чтение, как на трибуну в буквальном смысле слова выскочил В. Д. Набоков и произнес свою известную, маленькую реплику, закончившуюся под громкий гром рукоплесканий, известною Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава фразою: «Власть исполнительная, да подчинится власти законодательной», и потом полились речи Родичева, Аладьина, Кокошкина, Щетакина и других одна резче другой, с заблаговременно приготовленными проделками против правительства, обвинявшие его во различных грехах. Каждое слово их сопровождалось все более и поболее страстными аплодисментами, только еще больше разжигавшими и Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава без того неудержимый пыл ораторов.

Пробовал, было, выступить против резких выкриков о сплошном беззаконии, прогуливающем по всей Рф, Министр Юстиции Щегловитов, взявший самый сдержанный и деловитый тон для собственного выступления, но это только поддало пыла расходившимся ораторам и ясно указывало на то, что всякие пробы на объяснения обречены на Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава полную безрезультатность и могут привести только к новым обострениям. Не раз Барон Фредерикс опрашивал меня, не пора ли всем нам уйти, но я задерживал его, говоря, что нам следует уйти после того, как уйдет председатель Совета Министров. С трудом, чуть сдерживая возмущение от сыпавшихся на нашу голову различных выходок, в каких пальма Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава первенства я не знаю кому принадлежала — кадетам ли либо их левым союзникам, досидели мы до перерыва, и все вкупе покинули Думу, которая здесь же, после целого ряда вопиющих выходок против {187} правительства и всех его представителей, в том же заседании, вынесла целевый переход к еще одним делам, только Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава закрепивший назревший разрыв ее с правительством.

И сейчас, после многих лет, протекших с того денька, охото привести случаем попавший мне уже в изгнании текст этого перехода.

«Усматривая в выслушанном заявлении председателя Совета Министров решительное указание на то, что правительство совсем не вожделеет удовлетворить народные требования и ожидания земли, прав и Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава свободы, которые были изложены Государственною Думою в ее ответном адресе на тронную речь и без ублажения которых невозможны спокойствие страны и плодотворная работа народного консульства; находя, что своим отказом в ублажении народных требований, правительство обнаруживает очевидное пренебрежение к настоящим интересам народа и очевидное нежелание освободить от новых потрясений Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава страну, измученную нищетою, бесправием и продолжающимся господством безнаказанного произвола властей, выражая перед лицом страны полное недоверие к безответственному перед народным консульством министерству, и признавая необходимейшим условием умиротворения страны и плодотворной работы народного консульства, незамедлительный выход в отставку реального министерства и подмену его министерством, пользующимся доверием Гос Думы, Муниципальная Дума Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава перебегает к еще одним делам».

Из всего состава Думы только семь членов не подали собственного голоса в пользу такового перехода и подали особенное мировоззрение.

На другой денек, 14-го мая, текст перехода был представлен Сударю Горемыкиным; через один день, 16-го, Совет собрался в куцее заседание на Фонтанке, и Горемыкин предложил всем высказаться Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава, для доведения до сведения Сударя, какие меры следует принять при создавшемся положении, и как надо держаться правительству по отношению к Думе.

Всем было совсем ясно, что ни о какой работе правительства с Думою не может быть и речи, и все суждения крутились только около вопроса о том, следует Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава ли сейчас же готовиться к роспуску Думы, либо же проявить известную сдержанность и поглядеть какой оборот воспримут заседания Думы, и не послужит ли принятая резолюция до некой степени отдушиной; в разгоряченной атмосфере думского настроения.

{188} Разногласия меж нами, в сути, никакого не было. Один только новый Министр Зарубежных отдал Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава А. П. Извольский обосновывал необходимость быть терпеливым и сдержанным в отношении Думы, надеясь на то, что страсти могут улечься и можно будет приступать к работе. В его заявлениях сквозило спасение за то, что публичное мировоззрение Европы будет резко против нас и помешает нашей наружной политике. Внутренняя же опасность, революции не много Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава смущала его. Не считая него, все мы ясно сознавали, что переход к еще одним делам принят был совсем не сгоряча, а представлял собою совсем ясно выраженную подготовку давно приготовленного пришествия на правительство, с целью или вырвать из рук его всю фактическую власть и передать ее в Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава руки оппозиции, или, в случае беды таковой атаки, вызвать новейшую революцию в стране и переложить всю ответственность на правительство, как неприятеля народа, отказывающего удовлетворить требования, заявленные его представителями.

Для всех нас было также ясно, что руководящая роль принадлежит все той же кадетской партии, которая пользуется всеми последними элементами, облекая в квази Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава-парламентскую форму призывы к мятежу, и весь вопрос сводился только к тому, какую стратегию воспримет руководящая партия и остановится ли она на достигнутой ею первой позиции либо пойдет далее этим же бурным темпом. Тут решающая роль принадлежала, естественным образом, Министру Внутренних Дел, который с первой же минутки проявит огромную выдержку Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава и не скрывая ни от кого от нас убеждения, что роспуск Думы совсем неизбежен, высказался также за выжидательный метод деяния, хотя и не скрывал от нас, что его сведения с несомненностью указывают на то, что из думских кругов идет совсем определенная агитация в провинцию под самыми последними девизами, и Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава что недалек тот денек, когда более бывалые и уравновешенные губернаторы заявят ему, что в их распоряжении нет более средств охранить публичный порядок.

Мы разошлись на том, что следует быть готовым ко всяким случайностям, зорко смотреть за действиями Думы и получить заранее возможности Сударя на принятие тех мер Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава, которые Он сочтет нужным для поддержания порядка в стране.

Горемыкин просил нас только никак не гласить, кому бы то ни было о нашем безвыходном настроении, прибавивши, {189} что наш общий долг состоит в том, чтоб терпеливо переносить наше нестерпимое положите до той минутки, когда каждому станет ясно, что ожидать больше нечего Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава.

Стремительно прошел май и весь июнь. Как из рога обилия сыпались в Думе запросы правительству по самым различным поводам. Вперемешку с ними шли урывками обсуждения самых последних догадок по земельному вопросу, об общей амнистии, об отмене смертной экзекуции и т. д. Правительство и, а именно Министерство Денег, занесло целый Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава ряд законопроектов по самым различным вопросам, но их никто не рассматривал и только с величайшею серьезностью дискуссировался всякий раз вопрос о направлении в ту либо другую Комиссию, или об образовании особенной для рассмотрения их комиссии. Время от времени появлялись в Думе представители отдельных ведомств, — в большинстве случаев Военного для Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава представления разъяснений на изготовленные запросы о незакономерных действиях, но в этих сравнимо немногих случаях Дума обращалась в реальный митинг с самыми недозволительными оскорблениями представителей правительства, и всякий раз выносились только самые резкие резолюции, время от времени неприятные здравому смыслу, и прения всегда заключались кликами «в отставку».

Мне пришлось Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава быть за все это время в Гос Думе только один раз в экономной Комиссии и также один раз в общем ее собрании. Поводом было совместное мое и Министра Внутренних Дел представление об ассигновании сверхсметного кредита в 50 миллионов рублей на помощь населенно, пострадавшему от неурожая и, а именно, о Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава спешном отпуске средств на заготовку семян для посева. Правительство испрашивало при всем этом возможностей на изыскание средств для ублажения этой потребности, потому что в бюджете не было ассигнования, а отыскать их в сбережениях по сметам сначала года было естественным образом совсем неосуществимым.

Предшествующий 1905-ый год был нехороший в смысле урожая; с Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава мест с самого начала года стали поступать тревожные сведения, а к весне ясно обнаружилось, что в отдельных местностях нельзя обойтись средствами продовольственного капитала и не миновать необходимости отпуска от казны больших сумм. Министерства Внутренних Дел и Земледелия исчисляли продовольственную нужду в сумме 100 миллионов рублей на продовольствие и обсеменение. Такие Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава же данные доходили до меня и от Управляющих Казенных Палат, которых я просил привлечь податную инспекцию к более близкому роли в деле. С {190} трибуны Думы также раздавались жалобы на тяжелое положение в неких местностях, и все заявления об этом, очевидно, облекались в форму самых вопиющих выпадов снова же Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава против правительства и кончались потом возбужденном то инициативе Думы догадки об отпуск кредита.

О том, что правительственный законопроект лежит в Думе без движения, никто и слышать не желал, и все мои пробы достигнуть скорого рассмотрения его Думою, не приводили ни к чему. Посылал и Министр Внутренних Дел, посылал и я собственных Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава представителей, то в продовольственную, то в экономную комиссию с просьбой, ускорить рассмотрением представления, потому что с мест шли все более и поболее напористые требования кредитов, но ответ на наши настояния всегда был один — дело в разработке, и Дума поближе знает народные нужды.

В конце концов, уже около 15-го июня Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава я получил приглашение «пожаловать лично либо прислать уполномоченного представителя» в экономную Комиссию, для рассмотрения заключения продовольственной Комиссии по внесенному правительством законопроекту об ассигновании 50 миллионов рублей на продовольственную помощь. Я поехал сам, не хотя давать повода гласить, что Министры уклоняются от совместной работы с Думою. Перед комнатою, в какой заседала Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава Комиссия, меня повстречал ее председатель Петрункевич и, в утонченно разлюбезной форме, ввел в заседание, предложив докладчику Герценштейну выложить его заключение по делу.

Заявивши, что он во всем делит заключение продовольственной комиссии, Герценштейн обратился ко мне с предложением осветить ему несколько финансовое положение казны и то, как проектированный Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава расход посилен для средств казначейства в данное время. Я стал давать мои разъяснения в границах рассматриваемого правительственного законопроекта, но после первых же моих вступительных разъяснений Герценштейн собрал свои бумаги в портфель и ушел из заседания. Мне пришлось давать мои разъяснения без него, и главные вопросы мне стал задавать член Думы Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава Иоллос. После него начался перекрестный допрос целого ряда совсем мне неведомых членов, по самым различным предметам, не имевшим ничего общего с делом, а потом мне было объявлено, что экономная комиссия присоединяется к заключению продовольственной, находит, что проект разработан совсем недостаточно, и в реальную минутку может быть речь только о частичном Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава отпуске в счет испрашиваемого кредита не {191} более 15-ти миллионов, а остальная сумма будет дана, когда Министерство принесет все дополнительные данные, — какие конкретно, — я так и не вызнал, невзирая на то, что и я и представитель Министерства Внутренних Дел старались всеми доступными методами обосновать, что внесенное представление Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава содержит внутри себя ответы на все задаваемые нам вопросы, а поступившие после внесения законопроекта сведения только наращивают во много раз заявленную нами нужду.

Нас никто просто не слушал, и только с мест неслись клики «это все неправда, у нас совершенно другие данные, и мы решим дело на их основании»». Я Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава пробовал было не раз сослаться на то, что в самой Думе было много речей, подтверждающих необходимость спешного разрешения кредитов в еще более значимых суммах, ежели затребованные правительством, что последнее готово идти и дальше того, что оно сначало заявило, только бы удовлетворить безусловную нужду и не понести упрека, за то, что население Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава осталось без своевременной помощи, указал я и на то, что сокращение кредита только переложит ответственность на народное же консульство. Ничто не помогало, и экономная комиссия осталась при решении продовольственной урезать кредит до 15-ти миллионов и востребовать внесения в спешном порядке нового проекта с новыми, неизвестными, сведениями.

О тоне этих Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава прений, о сплошных издевках над правительством и его представителями — не приходится и гласить, так было разумеется, что все делается для унижения нас и для того, чтоб доставить для себя доступное наслаждение, как говорится «покуражиться»» над нами. Под конец прений, председатель Комиссии Петрункевич предложил без прений присоединиться к заключению Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава продовольственной комиссии об отпуске только кредита в 15 миллионов рублей, но исключить 2-ой пункт правительственного проекта относительно предоставления правительству возможностей изыскать средства на покрытие этого расхода, как не обеспеченного бюджетом, и сказать просто в соображениях комиссии, что у правительства есть ровная возможность отыскать эту сумму в 15 миллионов в остатках Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава по сметам, на том ординарном основании, как развивали различные члены комиссии, что «достаточно в сметах вообщем и в смете Министерства Внутренних Дел а именно всякого рода никчемных и даже прямо вредных расходов, в роде расходов на содержание урядников и милиции вообщем, чтоб была какая-либо необходимость давать правительству, которому мы Государственная Дума первого и второго созыва 1 глава не верим, право находить новые источники для расхода».


gosprogramma-upravlenie-gosudarstvennimi-finansami-i-regulirovanie-finansovih-rinkov.html
gossluzhashie-i-ih-rol-v-gosudarstvennom-upravlenii-respubliki-belarus-kursovaya-rabota.html
gost-103451-78-materiali-elektroizolyacionnie-tverdie-metod-opredeleniya-stojkosti-k-dejstviyu-elektricheskoj-dugi-malogo-toka-visokogo-napryazheniya.html